Категории раздела

Мини-чат

Наш опрос

Если книги экранизируют, что бы вы хотели увидеть?
Всего ответов: 244

Партнеры

интернет магазин книг

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Счетчики

Бесплатный анализ сайта Яндекс.Метрика

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Возвращение домой (Часть 1)
Возвращение домой.


«Даже у маги, выращенного демоном, могут возникнуть с этим небольшие проблемы».
Одна рука Лианы Спокарелли лежала на дверной ручке, а вторая еще крепче сжала ножны катаны.
— Какого черта ты хочешь?
Нихтврен на ее пороге – высокий, обманчиво хрупкий мужчина с копной грязно-русых волос и лицом ангела – медленно наклонил голову, держа руки в карманах льняных брюк. Его аура была похожа на сильный, восхитительно опасный дымок бесцветной энергии сверхъестественного существа, но без приятного пряного аромата, который она помнила с детства.
— Так приятно снова видеть тебя, cherie, — тихо произнес Тиенс. Как всегда, его костюм был помят и сиял белизной. — Можно войти?
— Нет, нельзя. — Лиана отпустила дверную ручку. — Иди укуси какую-нибудь девственницу или еще кого. Оставь меня в покое.
Ночь дышала позади него, наполненная запахами дождя и мокрого щебня с легкой примесью радиации, которой отличается Сент-Сити.
Дом. Каждая улица, каждый дом в этом городе – и вот она здесь. Блики от полированного поезда танцевали над их головами, словно поток светлячков.
— La Belle Morte, ta mere, сказала, что я не должен приходить к тебе.
«Ну, разве это не забавно. Раз она не может оставить меня в покое, она приказала это тебе».
Ее щеки загорелись, тату в виде тройного круга с шипами задвигалась и зазвенела, отвечая покрывающей его энергии. Нихтврены – мастера ночной охоты, вершина сверхъестественной пищевой цепи. Если не считать демонов.
Демоны всегда исключение. Лиана расслабилась, меч повис в ее руке.
— Как Джаф? — Она не могла не заметь ироничности вопроса, о благополучии падшего демона.
— У m’sieu все хорошо. Он также говорил, чтобы я не приходил к тебе. Сказал, что желанность моего прихода будет сомнительной, в лучшем случае. — Тонкие губы Тиенса изогнулись в улыбке, его глаза горели в полутьме подобно отверстиям с жидким голубым пламенем. Освещение на крыльце было преднамеренно тусклым – яркий свет раздражает ночное зрение.
Кроме того, она приехала сюда не для того, чтобы сменить лампочку.
— Я бы не назвала ее «сомнительной», Тиенс. Скорее «несуществующей». Повторяю: какого  черта ты хочешь?
— Твоей помощи, petite sorciere. — Улыбка в мгновение ока исчезла с его лица, и он снова стал Тиенсом из ее детства: нестареющий и одновременно доступный, причина ее болезненных подростковых лет, а в последствие разбитого сердца, чего она больше себе никогда не позволяла. — Мне нужно кое-кого убить.
По ее коже побежал холод.
— Я не наемный убийца, Тиенс. Попроси Данте, уверена, уж она-то тебе поможет. Спокойной ночи. — Она отступила, закрывая дверь, и не была удивлена, когда он поднял свою изящную руку. Тяжелая металлическая дверь застыла, словно наткнулась на кирпичную стену.
— Она не может вмешаться, и m’sieu тоже. Мне нужна ты, Лиана.
— Убирайся. — Она отступила на два шага, и слишком поздно поняла свою ошибку – он уже оказался в коридоре. — Я тебя не приглашала.
— Когда ты вообще оставляла меня мерзнуть на пороге? — Если он хотел обратить это в шутку, то у него не получилось. Воздух застыл, и она поняла, что любой другой псион на ее месте начал бы сильно нервничать, окажись нихтврен в его прихожей.
— Я думала, что вы, кровососущие маньяки, не можете пересечь порог без приглашения, — парировала она настолько холодно, насколько позволяло бешено колотящееся сердце. Повернулась на голых пятках и направилась в кухню. Ее правая рука так и тянулась к рукояти меча, но под стойкой лежал плазменник, который будет более эффективен. Привычка и инстинкт в большинстве случаев направляли ее руку к мечу. Вероятно, сказывалось воспитание в доме, где катана была синонимом для любого поединка, любой чести, любой вины. Стандартный ответ Данте любой проблеме – разрезать ее на части.
Не то чтобы в этом было что-то неправильное, насколько могла судить Лиана.
— Лиана, — снова заговорил он. — Я… сожалею. Я не хотел тебя обидеть.
«Но ты обидел».
Тем не менее, это было жестоко, и хуже того – ложью. Он просто вежливо отказал ей, так как она была слишком юной, и к тому же человеком. Всего лишь человек. Даже будь она боевым маги.
«Боже, как же я хочу оказаться кем-нибудь другим. Даже секс-ведьма лучше, чем это».
— Закрой дверь, Тиенс. И убедись, что ты с другой ее стороны.
— Я прошу твоей помощи, petite. Я в отчаянии. — И он действительно был в отчаянии; его обычно мелодичный голос охрип. — Если это поможет, я буду умолять тебя.
Лиана закрыла глаза и оперлась правой рукой о стену. Она пульсировала под ее пальцами, защита дома продолжала гудеть, словно нихтврен и не вторгался в нее. Конечно, он знал ее работу, и, если быть честной, она ведь не хотела действительно выгнать его, разве нет?
— На самом деле, тебе нужна не я. — Во рту у нее пересохло, и слова походили на карканье. — Тебе нужен палач.
Он вдохнул, чтобы заговорить – это было похоже на шутку, ведь нихтвренам не нужно дыхание. Они делают это только тогда, когда необходимо кого-то соблазнить для определенных целей. Лиана тряхнула головой. Зажатый в левой руке меч тонко и слабо запел, когда ее страдание коснулось металла.
— Это твоя честь, Лиана. Он никогда не должен коснуться земли.
— Хватит пичкать меня ложью, Тиенс. — Даже для самой себя она звучала странно. — Просто закрой эту чертову дверь. Я собираюсь приготовить немного чая. — Она сделала осторожный шаг. Кажется, все ее конечности отлично работали. — Когда будешь готов, приходи на кухню и скажи, кого я должна убить.

— Она прибудет на личном транспорте, завтра в полночь. Николай не имеет права вмешиваться, так как я не его вассал. — Тиенс уставился в голубую кружку, наполненную гибискусовым чаем – он достаточно густой, от чего у нихтврена не возникнут спазмы желудка, и достаточно красный, от чего напоминает бледную кровь. Тем не менее, он лишь вдыхал аромат чая и не отрывал от него своих голубых-голубых глаз.
— А Джаф? Он не может заставить ее уйти?
— Он занят… другими делами.
«История моей жизни. Занят всем, кроме нас, жалких смертных: удерживает Данте, чтобы она не сгрызла свою клетку или собственные запястья, удерживает Десятину подальше от Сент-Сити, рассматривает запросы Гегемонии. Дела, дела, дела».
— В которые не входит помощь тебе?
— Я не спрашивал, Лиана. У m’sieu и так достаточно проблем. — Он нахмурился, каждая черточка его лица заострилась для большего эффекта.
— Так почему ты вообще хочешь убить эту Эмили? — Лиана постучала погрызенным ногтем по стойке. В этом городе слишком холодно. Она сбежала на юг, как только закончила обучение в Академии, и никогда не оглядывалась.
«Точно. Никогда не оглядывалась. Вот почему я сейчас здесь».
Он поднял свои голубые-голубые глаза, и в них танцевали тени, которым она не могла дать названия.
— Она мой создатель. Она приезжает, чтобы подчинить меня – или доставить неприятности m’siu. В любом случае, с ней нужно покончить. И к кому мне еще обратиться, как не к тебе?
«Несправедливо. Так несправедливо».
Пальцы Лианы сжались, в горле поднимался комок.
— Она твой создатель, поэтому ты не можешь на нее напасть. Как, черт возьми, я могу…
— Я могу отвлечь ее, сопротивляясь приказам. Я стар, и тоже Мастер, petite. Я буду отвлекать ее, а ты отрубишь голову и освободишь меня. Правда, легко?
— Ничто никогда не бывает легко, — пробормотала Лиана.
«Я говорю, как Данте. Хотя, ничего удивительного, ведь она меня вырастила».
— Как, черт возьми, я могу убить нихтврена? Я смертная, Тиенс. О чем ты напомнил мне, прежде чем испариться.
— Просто отдели голову от тела. Это будет не так уж сложно. — Он затих, словно собирался сказать что-то еще.
Лиана вздохнула, откинула голову назад; ползущее по шее напряжение ослабевало.
— Ты хочешь, чтобы я рискнула своей шеей и обезглавила твоего Мастера. С чего бы мне это делать?
— Мне больше некому довериться. — Он не смотрел на нее широко открытыми глазами, влажными или невинными. Но то, как он опустил взгляд к своей кружке, было еще хуже. Лиана даже ожидала услышать всплеск. — Если бы ты могла, то вырвала мое сердце и стерла в порошок, и я тебя не виню. Как бы там ни было, предательство не в твоей природе.
«Я бы на твоем месте не была так уверена».
— Теперь можешь идти, Тиенс. Приходи завтра на закате, и я сообщу тебе о своем решении.
— Не сейчас?
— Однажды ты сказал мне подождать. Я возвращаю тебе эту любезность. — Она уставилась на свою солнечно-желтую кружку, стоящую на старой поцарапанной стойке. — Только один вопрос. Как ты нашел меня?
— Если мне придется ждать твоего ответа, думаю, тебе придется ждать моего. Так будет справедливо. — Тиенс спустился со стула и беззвучно встал на линолеум. Ее апартаменты походили на руины, от чего Лиане было ужасно стыдно. Но они были недорогими. Лиана думала, никто не узнает, что она вернулась домой, назад к истокам.
«Кажется, я ошиблась на этот счет, правда?»
— Отлично. Будешь выходить, не забудь закрыть дверь.
Она услышала, как он направился в коридор; и для ее удовольствия он сделал это преднамеренно громко. С закрытыми глазами она могла отчетливо видеть его ауру – восхитительно ароматное свечение ночного хищника. Они – машины, созданные для соблазна и могущества, для убийства. Мгновенно возникший рев в ушах был инстинктивным ответом ее тела на что-то враждебное.
Как дрожь у овцы, почуявшей волка.
Открылась и закрылась входная дверь. Окружающая дом защита – тщательно наложенная, но не достаточно сильная, чтобы кричать, подобно неоновой вывеске «я здесь, заходите в гости!» – задрожала, когда его аура рассекла ее одним нежным ударом. А потом он исчез, растворился под покровом ночи, покрывающим Сент-Сити. Возможно, в воздухе осталось слабое мерцание, после применения трюка «отвод глаз», которым так знамениты нихтврены.
Лиана открыла глаза и посмотрела вниз. Ее левая рука держала покоящуюся в ножнах катану. Правая же рука сжалась в кулак, покусанные ногти впивались в ладонь. Кольцо – три плетеные петли из серебристого металла, украшенные мертвенно-темным драгоценным камнем – вспыхнуло в свете люстры. Единственный зеленоватый лучик мерцал в глубине камня. Она сделала медленный вдох, затем выдох, избавляясь от напряжения так, как учила ее Дэнни.
— Вот здесь, это твой самый лучший друг, — говорила ее приемная мать своим мелодичным и хрипловатым голосом. — Используй свое дыхание, оно полностью тебе подчинено. В отличие от других вещей.
В отличие от сердца, снов, особых вспышек в ауре, которые делают из тебя маги, а не некроманта, или даже шамана. В отличие от случайного генетического сбоя, превращающего тебя в объект постоянных проверок Инспекции Гегемонии, или в ненавистника нормалов.
Она потянулась и правой рукой взяла почти обжигающую голубую кружку. Поднесла к губам и на мгновение задержалась там, где он мог бы касаться ее своими губами, если бы соизволил сделать хоть один глоток.
«Я могу разбить ее об пол. Могу выкинуть в окно… но потом придется заняться уборкой».
Она соскользнула со стула, подошла к раковине и выплеснула в нее чай. Чайный пакетик выпал со шлепком, как кровавый сгусток. Она поставила кружку, тут же пожелав ее разбить.
Лиана сняла трубку старомодного видео-телефона, висящего на стене. Набрала номер, горящий в ее памяти, надеясь, что он ответит.
Послышались два гудка, щелчок и тишина. Либо это он молча слушал ее, либо включился автоответчик.
— Это я, — проговорила она в трубку, при этом смотря на видео экран, горящий на панели. — Я дома. Ты мне очень нужен.
И прежде чем он смог ответить – если он ее слушал – она отключилась.

Небоскреб в деловой части города, на Седьмой, имел такую мощную защиту, что она была почти видимой. Щит лениво кружился, черное алмазное пламя демонической магии резонировало с потоком окружающей энергии. Так же имелись кодовая клавиатура, слот для кредитной карты и сканер. Но не успела она коснуться клавиатуры, как щит изменился, натянулся от внимания, и расширился на несколько шагов, звеня на плечах и в волосах. Дверь скользнула в сторону, еще до того как она закончила набирать свой персональный код.
Лиана прошла в нее и вошла в лифт; от клаустрофобии сдавило горло. Она подавила ее. Скальп зудел.
«Будь я проклята, если приоденусь для нашей встречи».
Она не переодевалась с тех пор, как приехала на товарном поезде – что было два дня назад.
«Мешковина и пепел, кому-то не нравится?»
Лифт был скоростной и герметизированный, но, не смотря на это, во время подъема у нее несколько раз закладывало уши. Снаружи здание выглядит таким тонким и изящным, что легко забыть насколько это внушительная постройка на самом деле. Сэйнт-Сити один из немногих городов, которых не коснулась первая Десятина, когда открылась Пасть Ада, и безумие вырвалось на свободу. Двадцатая часть населения Гегемонии умерла в туже ночь, или в течение последующей недели: создания ада охотились в свое удовольствие, буквально доводили нормалов до самоубийства или умопомешательства. Большинство маги погибли, пытаясь отогнать их назад, другие же псионы – пытаясь защитить войско Гегемонии; или просто оказались не в том месте и не в то время. С Альянсом Пучкина дела обстояли еще хуже – хаос достигал мировых масштабов, пока внезапно не затих. На целых семь лет наступил мир… а потом Адова Пасть открылась снова.
Когда Пасть открылась во второй раз, Лиане было девятнадцать, и она хорошо помнила, как послы Гегемонии пришли к ее матери.
— Десятина не коснулась этого города. Почему?
А Данте ответила:
— Вам лучше знать, высокомерные болваны. Заходите и спросите его то, что хотели.
Лифт звякнул и остановился, затем звякнул снова, и двери скользнули в стороны. Знакомая прихожая – белый пол, белые стены, фрагмент репродукции Берскарди висит над белым эмалированным столом в стиле нео-деко – полностью поглотила ее. Голова у нее чесалась, длинные черные волосы спутались и торчали в разные стороны, да и одежда тоже не первой свежести, за исключением походной рубашки из антибактериального микроволокна и кожаных заплатанных джинс. Нескользящая подошва ее сапог немного скрипела, создавая едва различимое эхо.
Двойная дверь в конце коридора открылась. Из нее лился серый, дождливый, зимний свет, мерцая на деревянном полу. Спарринг зал был огромен, подобно пещере; одну его стену занимали зеркала, а другую – испещренные отверстиями от пуль стекла. К стене с зеркалами была прикручена отполированная до блеска балетная стойка. Виднелись очертания стройной фигуры с длинными, немного курчавыми волосами, одетой в свободный черный шелк. Она стояла на том же месте, спиной к двери; ее золотистые руки были отчетливо видны.
Данте Валентайн повернулась и посмотрела на своего приемного ребенка. Все та же резкая, губительная, разумная осторожность в темных, ясных глазах; все те же высокие скулы и прекрасные, чувственные губы, изогнувшиеся в холодной полуулыбке; все та же тягучая грация в плечах, а рука сжимает длинный, изогнутый силуэт. Изумруд на щеке Данте приветственно вспыхнул зеленой искрой над татуировкой – крылатый кадуцей, бегающий по ее коже. Татуировка Лианы – чернильные шипы с вживленным в плоть бриллиантом – предательски ответила. Кольцо сжалось, зеленое мерцание закружилось в его глубине, а потом снова затихло, превратившись в мертвенную тьму.
Они оценивающе посмотрели друг на друга, и Лиана почувствовала себя раздувшейся, бесформенной, как капля реактивной краски в невесомости.
— Ты просто копия своей матери, — повторяла Данте снова и снова. — Она была такой красивой.
И каждый раз Лана вздрагивала. Она ненавидела быть копией мертвой женщины с изящной легкой улыбкой и темными волосами, которую не могла вспомнить даже по фотографии. Она хотела быть такой же красивой, как ее приемная мать – самая известная некромантка в мире. Женщина, которая ее вырастила; женщина, чей демон играл с Лианой долгие часы ее мрачного детства.
Как обычно, Лиана сдалась первой.
— Блудная дочь вернулась. — Ее голос звучал с вызовом, и она внутренне поморщилась, когда плечи Данте немного опустились, словно она готовилась к удару.
— Я никогда не знала, что ты так щедра, Лиа. Я даже не знала, что ты в городе.
— Вор в ночи.
«Спроси меня, что я здесь делаю. Ради всего святого, разозлись. Скажи что-нибудь».
— Ты… — Данте замолчала.
«Ты в порядке? У тебя все хорошо?»
Она никогда этого не спросит.
— Ты надолго приехала? Я…
— Ненадолго.
«Теперь, когда Тиенс нашел меня».
— Я только зашла поздороваться и повидаться с Джафом.
Снова это изящное движение, будто слова – это меч, скользящий по плоти.
— Только для этого? — Эти три слова были наполнены и другими вопросами. Такими, как: «Ты простила меня? А если нет то, как долго ты еще будешь меня ненавидеть?»
Вопросы, на которые нет реального ответа.
— Не совсем. Я так понимаю, он в офисе?
«Я знаю, он должен быть там. Распределяет защиту и пытается удержать этот город на плоту. Вероятно, также организовывает лагеря для иммигрантов».
— Да. — Данте слегка наклонила голову, шелк затрепетал, когда она сделала один шаг вперед. Свободного покроя брюки и рубашка со стоячи воротником, укрепленная вставками, а не джинсы и походная рубашка, которые она одевала, выходя наружу. — Я волновалась о тебе, Лиа.
Еще больше невысказанных сов поползло по застывшему, серому воздуху.
— Я должна защищать тебя. Я обещала твоей матери.
А в ответ Лиана бросалась на нее посреди словесной перепалки, пока в ней бушевала юность.
— Мне плевать, что ты ей обещала. Я – не она.
— Ко мне приходил Тиенс, — произнесла она. Она слышала, каким сдавленным был ее голос, и ненавидела себя за это. — Только не говори Джафу, но я собираюсь выполнить для него эту «грязную стирку». Яблоко от яблони, да?
Данте вздохнула.
— Если ты хочешь подраться, можешь прийти чуть позже. Ты же знаешь, до полудня я не готова убивать.
Сердце Лианы сжалось.
— Прости, что разочаровала.
— Sekhmet sa’es. — Но в этом проклятии не слышалось той привычной резкости. — Что мне нужно сделать, Лиа? Чего ты хочешь? Крови?
«Как будто ты можешь истечь для меня кровью. Как только ты себя порежешь, тут же появится Джаф, тогда мне придется наблюдать  разочарование и на его лице. Исида, защити меня».
— Я просто хочу поздороваться. Или мне это запрещено?
— Это ты сбежала. — Некромантка сделала быстрое, бесплодное движение, слишком быстрое для дрожи. — Могу я пригласить тебя на ужин? Тот магазинчик на Пол Стрит все еще работает. Или мы могли бы прогуляться. Даже…
— Даже потренироваться? Ты просто пытаешься еще ненадолго задержать меня, так?
«Послушать мое хныканье. Я обещала себе, что не буду этого делать».
— Я намного лучше, чем должна быть.
— Так я слышала. — Данте расслабила плечи. — Зачем ты на самом деле пришла, Лиа?
«Хотела бы я знать».
— Просто хотела поздороваться, мама. — Специально подчеркнутое слово. Данте превратилась в резную статую из жидкого золота, каждый дюйм ее уверенности и готовности испарились. Только глаза. Боль в ее глазах была и утешением, и ядом. — Я, пожалуй, пойду. Передавай привет Джафу.
— Возвращайся скорее, — прошептала Данте. Ее аура, полная блестящих вспышек магии некроманта и смешанная с черным алмазным огнем демона, стала темной и тихой от боли. — Пожалуйста, Лиа…
— Может быть. Задержи дыхание. — И Лиана зашагала прочь.
«Ну вот. Миссия завершена. Теперь можно идти».
Как всегда, последнее слово оказалось за Данте.
— Я люблю тебя. — Слова были нежными, покрытыми смертельным гневом, и такими хриплыми, что почти отказывались пробираться сквозь воздух. — И всегда буду любить.
Лиана проскочила коридор, зашла в лифт, и только тут начала нервно вонзаться свободной рукой в карман.
«Ну, все прошло не так уж плохо. Я с ней повидалась, теперь могу снова исчезнуть. Могу в течение часа поймать транспорт и вернуться в Энджелес Тигуан с наступлением ночи».
Но горячие слезы на ее щеках говорили совсем другое.

Снимать дешевую комнату в гостинице в заброшенном районе Тэнка не было необходимо. Она даже не была удивлена, когда мокрая вышла из душа, смыв даже любой намек на грязь (и голова, наконец, перестала чесаться), и обнаружила его, сидящего на кровати и упирающегося руками в колени. Опустилась ночь, давя на занавешенное окно. С улицы доносились выстрелы и крики. Лекарство от наихудшего наркотика века может и нашли, но люди все равно пристрастились к хлормену-13 и убивали друг друга, или случайных прохожих. Пагубное влияние старого города, наполненное вредными привычками, все еще выползало за границу, хотя не так быстро как двадцать лет назад.
Глаза Тиенса горели в тусклом желтом свете прикроватной лампы.
— Очаровательно.
«Пошел ты».
Лиана бросила полотенце в кучу грязного белья, достала чистую рубашку и начала одевать. В комнате было холодно, от чего у нее покалывало кожу. Длинные тонкие шрамы у нее на ягодицах и боку подергивались. Тиенс резко выдохнул.
«Как приятно. Я его удивила».
— Откуда они?
Лиана вздохнула, застегнула рубашку, натянула трусики и начала одевать джинсы. Кожаные заплатки потемнели от химчистки. Она плюхнулась в шаткое кресло и натянула носки, надела сапоги и дважды топнула.
— Обычный демон. — Который был очень, очень близок к своей цели.
«Ближе, чем ты можешь поверить».
Сейчас стены между миром и адом были такие тонкие, и тренированному маги не стоит никаких трудов сломать их. Единственная проблема в том, что она плохо контролирует то, что оттуда выходит – и имя, которое она использовала, чтобы ослабить границу, было именем демона, которого даже новый Принц Тьмы боится… или хочет покарать.
— M’sieu… — начал Тиенс.
— Не смей говорить Джафу. Если я буду тебе помогать, ты не станешь доносить ему обо мне. У него и так достаточно забот и, в любом случае, это не его собачье дело. Понятно?
— Я не могу… — Его горло дернулось, когда он сглотнул, и мерзкий проблеск удовлетворения зажегся в груди Лианы.
— Раз ты можешь хранить в секрете то, что почти случилось между нами, то и о небольшом отсутствии кожи тоже не будешь рассказывать. — Она пальцами причесала темные волосы и быстрыми движениями начала заплетать косу. — А теперь, если мы можем вернуться к делу, расскажи мне, как выглядит этот нихтврен. Я не хочу убить кого-то не того.
— Девушка. Брюнетка. Очень молодая. — Он нервно дернулся, когда она шнурком затянула волосы. — Я приду, чтобы встретить ее и ее телохранителей…
— Сколько?
«Черт бы тебя побрал, ты даже не упоминал о телохранителях».
— Я не знаю. Единственное, что мне известно, что она приезжает, и да поможет мне потом Бог.
«Все лучше и лучше».
— Ты больше ничего не хочешь мне сказать, Тиенс?
«Если бы я была моей матерью, то надрала бы тебе сейчас задницу. Но я – это я, и даже понятия не имею, зачем это делаю».
Сердце у нее в груди превратилось в горящий шар.
«Чего я себе лгу? Я знаю, почему это делаю. Потому что, как только я с этим покончу, снова смогу уехать».
Он медленно встал, и Лиана опустила глаза. Ее рука метнулась и схватила катану, лежащую на столике с тонкими ножками – единственный стоящий предмет из все гарнитура. Она подтянула меч поближе к себе.
Воздух стал горячим и напряженным; Тиенс остановился в двух шагах от нее.
— Это твоя честь, Лиа. Он никогда не должен коснуться земли. — Голос Данте, когда десятилетняя Лиана впервые дотронулась до меча.
Первый раз, когда она узнала, что другая – и что всего лишь человек.
— Я могу сказать, что сожалею, и желаю, чтобы все было по-другому. Но ты ведь мне не поверишь, пока я нуждаюсь в твоей помощи. — Тихий шорох ткани, и он наклонился вперед. Тепло погладило ее по щеке – должно быть он поел; кровь или секс запускают обмен веществ и «включают» сверхъестественные мускулы. — Я совершаю грех, спрашивая об этом. Только скажи мне, если я снова попрошу об этом, буду умолять и скажу, что ты была права, ты обнажишь для меня свое горло?
Он почти коснулся губами ее щеки. Его дыхание было теплым и влажным, смешанным с ароматом ночи и, как не странно, с примесью мяты.
«Должно быть, почистил клыки».
Из нее вырвался истерический смешок, от того что ее тело окоченело, вспоминая нежные поцелуи и бормотание, ощущение его пальцев вокруг ее влажной, юной, смертной плоти. Воздух застрял у нее в горле, вылетая судорожными вздохами. Правая рука подергивалась у рукояти катаны.
Тиенс отступил, мелькнул и оказался посреди комнаты. Два дюйма стали с рунами горели голубым огнем, он отразился от дешевых обоев, и комната словно погрузилась под воду.
— И она тянется за оружием, чтобы прогнать своего любовника. — Тиенс издал какой-то звук, напоминающий смешок. Стены резко затрещали от его голоса – звук, который она помнила с детства – физический мир отвечал нраву более-чем-человеческого существа.
— Ты мне не любовник, Тиенс. И ты очень ясно дал об этом понять… — меч со щелчком вернулся домой, и от этого усилия она вспотела — …пять лет назад.
«Пять лет, два месяца и четырнадцать дней. Часы тоже называть? Но я изменилась. Жизнь на юге, где человеческая жизнь стоит дешевле, чем соймал-40, может с тобой сотворить такое».
— Значит ли это, что ты не будешь помогать мне расправиться с моим врагом? — Он сунул руки в карманы, как малолетний преступник из голографического шоу.
«Исида, защити меня».
Лиана пожала плечами.
— Я здесь и уже закупилась боеприпасами. Будет жаль не использовать их.


Категория: Мои статьи | Добавил: Валек (19.09.2010)
Просмотров: 1690 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вход на сайт

Профиль

Четверг
21.09.2017
22:38


Twitter Лилит

Поиск